Главная В стране и мире 320 лет в России борются с мусором

320 лет в России борются с мусором

17 second read
0
0
2

Девятого апреля 1699 года Пётр I издал указ «О наблюдении чистоты в Москве»

320 лет в России борются с мусором

Ровно 319 лет назад — 9 апреля 1699 года — Пётр I издал указ «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки». Как же теперь обстоят дела не только в Москве, но и во всей России с чистотой и «выбрасыванием сору»?

Грязь по брюхо лошадям

Уже в XVII веке в России появились дворники — в 1649 году царь Алексей Михайлович издал «Наказ о градском благочинии», по которому в городах появились служивые, отвечавшие за дворы. Они не только убирали снег и подметали улицы, но и следили за дворами, закрывали на ночь въезд и даже были соглядатаями полиции — чтобы мимо доходных домов, учреждений и особняков не шныряли подозрительные личности. Тем не менее это особо не мешало жителям продолжать выбрасывать отходы прямо на улицы.

Этим и озаботился Пётр I, назначив наказание для тех, кто «станет по большим улицам и по переулкам всякий помет и мертвечину бросать». За чистотой селиди полицейские и дворники, и над пойманными нарушителями царь повелел «учинять битьё кнутом» да «брать пеню». Если ловили повторно, взыскание возрастало и достигало 10 рублей, что в то время било по карману. Отходы же из дворов должны были вывозить за пределы города и засыпать землёй, как делают в России и спустя три столетия. При Петре установили и первые урны, а уже Екатерина II, жена внука царя, занялась защитой рек от нечистот и хлама, запретив бросать их в воду и вывозить на лёд замёрзших рек.

Главная опасность замусоренности заключалась в антисанитарии — ведь основными отходами были не сор как таковой, а отходы жизнедеятельности скота. Добавлял всегда проблем и климат. Весной улицы становились непролазными — например, в 1702 году путешественник того времени Де Бруин писал, что в немецкой слободе «грязь доходила по брюхо лошадям«. Правда, он добавил, что «царь, узнавши об этом, приказал очистить слободу и взять меры для отвращения такой грязи и нечистоты».

Но как бы не боролись с проблемой загрязненности в городах высочайшими повелениями, она прожила ещё несколько веков. В начале XIX столетия Островский начинает действие одной из своих пьес так: в «одном из грязных переулков, которых так много между Мясницкой и Сретенкой», а в конце века Гиляровский бредёт, «оставив извозчика, пешком … по грязной площади, окутанной осенним туманом». Можно сказать, что подобное состояние улиц остановил только технический прогресс — в 1893 начинают строить раздельную канализацию для отходов, а вечно размытые дороги одели в асфальт. Осталась проблема «сора» как такового — тех самых твёрдых бытовых отходов.

Кнутом бить не будут, но оштрафуют на 10 тысяч рублей

Сегодня за то, чтобы мусор убирали с улиц и дворов и вывозили, куда следует, полностью отвечает система ЖКХ. Даже если бутылки валяются в парке, а не контейнере, станут искать не веселившихся накануне граждан, а предъявлять претензии управляющей компании, ответственных за уборку. Но всё же наказания для нарушителей «экологических норм» предусмотрены — в основном в Кодексе об административных правонарушениях. Для граждан они колеблются от одной до пяти тысяч рублей. Штрафы могут взыскать с тех, кто, например, устроил свалку в лесу или выбросил строительный мусор в общий контейнер, тогда как по закону туда должны попадать только бытовые отходы. Для компаний экологические нарушения караются строже — их работу могут приостановить до трёх месяцев, а административные штрафы достигают 300 тысяч.

Уголовная ответственность возникает только в одном случае — когда в результате неправильного обращения с опасными отходами (радиоактивными, бактериологическими, химическими), появляется угроза существенного вреда людям или окружающей среде. Виновных в этом могут посадить на два года или оштрафовать на двести тысяч рублей. Если же преступление привело к смерти человека или массовому заболеванию, виновному грозит лишение свободы до восьми лет.

Нужно ли ужесточать наказания за незаконные свалки и другие нарушения? Законодатели сейчас спорят об этом. Первый зампредседателя думского Комитета по экономической политике и промышленности Владимир Гутенёв («Единия Россия») считает, что нужно не только повысить штрафы, но и начать конфисковать технику, которую используют компании, вывозящие мусор незаконно. Повысить ответственность предлагает и Минстрой. Так что скоро человека, которого застанут за вываливанием мусора в лесу, может ждать десятитысячный штраф. Для компаний предлагают ввести взыскание в 300 тысяч рублей.

Но всё же в большинстве случаев россияне доносят мешки с мусором до контейнера, и, по мнению члена Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Андрея Андрейченко (ЛДПР), сегодня надо обратить внимание на то, как соблюдают эти нормы в компаниях. И для этого вполне достаточно существующего законодательства, главное — нормально контролировать, чтобы оно исполнялись, считает он. Депутат привел в пример работу организаций, построивших в Приморье свинарники, «благоухание» от которых доносится до трассы и мучает жителей двух соседних поселений. «Люди обращаются в контрольный орган, но специалисты приезжают и сообщают, что с утилизацией всё в порядке. Закон есть, но есть и конкретные исполнители, которые действуют вот так», — рассказал Андрейченко. Казалось бы, всего лишь случай, но такие нарушения ежедневно мешают людям жить.

Уголовная статья за экологические правонарушения не работает, уверен глава думского Комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. В 2016 году таких дел завели 111 на всю страну, а до суда с обвинением дошли всего 14. Так что сейчас комитет собирает предложения ведомств, чтобы доработать соответствующую статью УК. Причем планируют не просто повысить штрафы, как делают обычно и что никак не влияет на реальное правоприменение, а переписать норму, чтобы можно было проще доказать вину, например, глав компаний, которые сливают куда попало отходы от получения сырья, или управляющих полигонами, нарушающих правила их эксплуатации.

И такие предложения уже есть — например, начальник управления государственного экологического надзора Росприроднадзора Наталья Соколова предлагает привлекать к ответственности не на основании размытых «угроз нанесения ущерба», а по факту самого нарушения. «Мы во время проверок видим, как течёт река фильтрата, но рассматривать дело будут только если сумма вреда будет больше двух миллионов. А если рассчитать его по какой-то причине нельзя, то сделать вообще ничего не получится», — рассказала она.

Полигоны горят ещё с 1980-х

И, конечно, главная проблема, о которой говорит вся страна, это то, куда что происходит с мусором. Поступает он, в основном, на полигоны бытовых отходов и свалки. Ещё в Советском Союзе стали создавать санкционированные полигоны, куда свозили мусор на вечный покой. В то время мало кто задумывался, что свалки разрастутся так, что практически примкнут к населенным пунктам, как это случилось с полигоном «Кучино», вплотную подползшим к Балашихе. Основная опасность этого в том, что если полигон эксплуатируют неправильно, всё, что выделяется при разложении отходов, отправляется через выбросы газов в воздух и через талую и дождевую воду в почву и подземные реки, отравляя жителей близлежащих сёл и деревень.

Между тем, многие полигоны уже десятилетия как отслужили своё — вместо 15-20 лет некоторые принимают мусор около полувека. Но закрывают их неохотно. Во-первых, потому что появляется новая головная боль, куда везти мусор дальше, а во-вторых, потому, что это выгодный бизнес — тарифы устанавливают за тонны мусора, которые приезжают на полигон, и эти потоки учитываются не всегда. Те, кто связан с такими «серыми» полигонами, неплохо зарабатывают и ищут возможности, чтобы их не закрывали, считает координатор проекта ОНФ «Генеральная уборка» Дмитрий Миронов.

Эта проблема появилась не сегодня и не вчера. Например, ещё в 1980-х начались возгорания на Игумновском полигоне под Дзержинском (Нижегородская область). В 2000-х ситуация накалилась, начальника полигона уволили, оштрафовав на 200 тысяч рублей, а в 2012-м после нескольких отсрочек полигон закрыли.

Но одно дело закрыть, а другое дело — ликвидировать экологический ущерб. Масштабно за это взялись только в 2014 году, когда утвердили госпрограмму «Чистая страна». Например, на рекультивацию «Игумново» вместе с другими загрязняющими объектами области (промышленной свалкой «Белое море» и шламонакопителем «Черная дыра») выделили из федерального бюджета в 2017 году 500 миллионов рублей. Правда, денег понадобится гораздо больше — примерно четыре миллиарда, и эти средства должны софинансировать из других источников. А пока Дзержинск, рядом с которым всё это располагается, входит в топ-15 самых загрязнённых городов России.

Что уж говорить о Московском регионе, на который приходится 20 процентов всех бытовых отходов по стране. На рекультивацию полигона «Кучино», который закрыли по настоянию президента Владимира Путина в 2017 году после сообщений местных жителей, понадобилось четыре миллиарда рублей, которые уже выделили из федерального бюджета. Здесь есть, что ликвидировать — полигон, который работал с 1964 года, принимал 90 процентов отходов из Москвы — в последнее время 600 тысяч тонн мусора в год. Здесь проводят рекультивацию, уже засыпали свалку слоем грунта и пробурили 55 скважин газоотведения. Занялись и полигоном «Ядрово» под Волоколамском, где жители страдают от выбросов сероводорода — глава Московской области Андрей Воробьёв пообещал, что за ближайшие несколько месяцев над ним создадут купол, обеспечивающий систему дегазации.

Но дело в том, что эти меры начинают предпринимать только после тревожных звонков, а по идее этот должно быть обычной практикой. Полигон должен быть оборудован противофильтрационными экранами, не позволяющими попасть вредным веществам в подземные воды, системами сбора и отвода газа, а также вовремя пересыпаться грунтом. И всё это — во время эксплуатации, а не после закрытия полигона. Тем не менее, хорошо, что начали внедрять технологии, которые не дают «фильтрату» попасть в окружающую среду, считает Дмитрий Миронов.

К новым полигонам, которые запланировали регионы (только в Московской области планируют открыть 11 новых территорий для захоронения мусора), в территориальных схемах регионов указаны определённые требования по вместимости. «Главное, чтобы эти сроки контролировали и не превышали», — считает Андрейченко. А чтобы туда не ехали опасные вещества, Правительство утвердило перечень отходов, которые нельзя захоранивать. Уже в этом году запрещён вывоз на свалки самых вредных бытовых отходов — лома и отходов металлов, термометров, ртутных ламп и алюминиевых банок. В следующем году не должны будут везти на свалки бумагу, шины, полиэтилен и стекло, а с 2021 года — компьютеры, аккумуляторы, бытовые приборы и электроинструменты.

Что собираются делать дальше? Сжигание и переработка

Проекты новых полигонов, как и заводов по переработке и сжиганию мусора, должны теперь согласовывать с жителями. Эту обязанность вменили властям регионов новыми поправками в главный закон о мусоре в России «Об отходах производства и потребления», которые приняли под конец прошлого года.

Решением может стать создание небольших сортировочных станций, чтобы накапливать мусор и вывозить экономически целесообразными объемами, но для этого требуется серьезно изменить нормативно-правовую базу.

Правда, на сегодня все регионы уже утвердили свои территориальные схемы (документы, в которых они должны указывать места, где будут захоранивать, перерабатывать и сжигать мусор). Но, по мнению Владимира Бурматова, там, где общественного обсуждения мест размещения отходов не было, их надо переутвердить, а если проекты не устраивают жителей — доработать. «Нынешние территориальные схемы принимались без всякого учёта мнения жителей», — считает депутат. По его мнению, именно из-за этого проходят митинги — люди не хотят видеть рядом со своими населёнными пунктами полигоны и мусоросигающие заводы, которые могут навредить экологии.

Но даже в развитых странах полигоны существуют, подчеркнул член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Михаил Щапов. Вопрос в том, какой процент мусора туда вывозится и что это за мусор: «В таких странах как Швеция, Голландия, Дания на полигонах захоранивается не более пяти процентов мусора — остальное перерабатывается. Если мы добъёмся хотя бы захоронения на уровне 30 процентов, это уже в три раза снизит нагрузку на полигоны», — считает он.

Поэтому самый большой вопрос на сегодня — как добиться того, чтобы захоранивали не больше, чем эти 30 процентов. По мнению Щапова, для этого нужно подходить к этим вопросам по-разному, в зависимости от конкретного региона. Если Подмосковье задыхается от полигонов, то, например, в районах на побережье Байкала их совсем нет, рассказал он.

«Экологическим законодательством запрещено (и это совершенно правильно!) размещение полигонов ТБО вблизи озера. Приходится возить за 100-150 километров. Объёмы небольшие, расстояние огромное, стоимость вывоза для местных жителей просто неподъемная. В итоге люди сбрасывают мусор по оврагам да лесам, чем байкальской природе наносится огромный ущерб. Патовая ситуация, — констатировал законодатель. — Решением может стать создание небольших сортировочных станций, чтобы накапливать мусор и вывозить экономически целесообразными объемами, но для этого требуется серьезно изменить нормативно-правовую базу. Сейчас над этим вопросом мы и работаем».

Особенно много споров вокруг мусоросжигательных заводов. По приоритетному проекту «Чистая страна» планируют строить именно их. Три завода в Подмосковье и один в Татарстане будет возводить «Ростех» вместе с технологическим партнёром Hitachi Zosen Inova. Строятся и селективные станции, где будут делить мусор на фракции — пластик, бумагу, пищевые отходы и так далее, прежде чем отправить их на переработку, на свалку или в печь. По мнению Владимира Гутенёва, эта программа может справиться с накопившимся экологическим ущербом и сократить потоки мусора, которые поступают на полигоны.

Но хотя мусоросжигательные заводы — один из возможных вариантов, считает Миронов, экологам ещё предстоит борьба. Нужен серьёзный контроль, чтобы в печь не попадали полезные фракции, та же бумага или стекло, и уж точно не вещества, которые представляют экологическую опасность. Тем более что те 10 заводов, что есть на сегодня, уже устарели, например, во Владивостоке старый завод уже изжил свои возможности и отравляет окружающую среду, а со строительством нового затянули, рассказал Андрей Андрейченко.

Экологи, тем временем, за переработку, а не за сжигание мусора, но на сегодня заводы, которые занимаются переработкой мусора (243 на всю страну) используются не в полную силу — примерно на 60 процентов, по данным Общероссийского народного фронта. Дело в том, что у них не было прямого доступа к мусору в контейнерах — управляющая компания везла отходы на полигон.

А с начала 2019 года должны начать работать законодательные поправки, которые, по идее, могут помочь выйти на рынок тем, кто хочет заняться именно переработкой мусора. Любое предприятие сможет накапливать у себя отходы и напрямую продавать их на вторсырьё, не получая лицензию. Регионы же будут обязаны организовать у себя на территориях раздельный сбор мусора — мокрого, сухого и опасного. Ответственными за все эти потоки будут региональные операторы — компании, которые субъекты выбирают на основе конкурса. Сейчас таких операторов выбрали в 28 регионах. Они должны забирать мусор из контейнеров, отправлять его куда следует и ликвидировать свалки твёрдых бытовых отходов, которые уже есть на территории региона.

Проблема в том, что рентабельным мусороперерабатывающий комплекс будет только если граждане сами возьмут на себя первичную сортировку.

По мнению Михаила Щапова, вторичная переработка действительно более перспективна, чем сжигание: она позволяет сделать отрасль хотя бы частично самоокупаемой. Но для этого нужно решить вопрос раздельного сбора мусора. «Проблема в том, что рентабельным мусороперерабатывающий комплекс будет только если граждане сами возьмут на себя первичную сортировку. В противном случае либо придется повышать тарифы, либо субсидировать работу комплексов из бюджета», — считает он. Поэтому пока не у россиян не выработалась культура самостоятельной сортировки мусора, единственным реалистичным вариантом остаётся система субсидирования за счёт бюджета.

Сколько будет стоить «мусорная реформа» для граждан?

В идеальном виде, россиянин не должен почувствовать серьёзных изменений в результате «мусорной реформы», которая обязывает регионы вести раздельный сбор мусора. Единственное, что каждый должен будет делать — это собирать мусор в два ведра (в одно пластик, стекло и т.д., а в другое — мокрые отходы, например, кожуру фруктов), а также хранить отдельно опасные элементы (перегоревшие энергосберегающие лампочки и севшие батарейки). Но как скоро появятся в каждом дворе контейнеры, в которые можно будет это выбросить? Об этом можно судить по Северо-Западу Москвы. Во многих дворах стоят сетчатые железные корзины для сбора пластика, откуда забирают на переработку полностью загруженные мусоровозы. В отдельных точках, например, на станциях Московского центрального кольца, поставили по четыре разноцветные урны для раздельного сбора мусора.

Но, конечно, это пока только начало. Покрыть всё пространство России раздельными контейнерами — дело само по себе непростое, а ещё надо, чтобы люди научились раздельно собирать мусор ещё дома, а региональные операторы правильно перевозили и сортировали мусор, чтобы опасные фракции отправлялись не на сжигание или полигон, а на переработку. 

И Госдума, и Совет Федерации обещают взять эти вопросы на контроль. «Комитет (Совфеда по природопользованию — прим. ПГ) проводит мониторинг законодательства в области обращения с отходами производства и потребления, этот вопрос на особом контроле спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко», — заверил зампред Комитета палаты регионов по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Степан Жиряков.

В середине этого года собирается провести «срез» по всем регионам и посмотреть, как переходят на раздельный сбор мусора, и Комитет Госдумы по экологии. Пока же, по словам его главы Владимира Бурматова, «от тех данных, которые присылают волонтёры, волосы встают дыбом. Поверх четырёх баков — общая гора отходов. А если собирают мусор раздельно — везут в одном мусоровозе. А если и в разных, то на один полгион».

Важно проследить и как изменится тариф на вывоз мусора, ведь плату за услуги теперь будет взымать региональный оператор, и именно он будет определять правила игры. Пока некоторые из тех субъектов, которые перешли к новой системе, сделали это с нарушениями, накрутив тариф до небес. Например, в Ивановской области суд отменил тариф, в шесть раз превышающий тот, по которому жители платили раньше.

Это недопустимо, считает Владимир Гутенёв. По его мнению, размер утилизационного сбора должен быть сбалансирован так, чтобы «выражать интересы инвесторов и не быть обременительным для граждан». Он не должен превышать 70 рублей за кубометр вывезенного мусора, считает депутат.

Сегодня каждый россиянин тоже платит за вывоз мусора. Жители многоквартирных домов получают счета за коммунальные услуги, где в графу «содержание и текущий ремонт общего имущества» заложен и вывоз твёрдых бытовых отходов. Вывозит их управляющая компания, которой идут деньги за ЖКУ. Размер платы зависит от тарифа и площади квартиры. Для владельцев частных домов немного другая система — они должны самостоятельно заключать договоры с мусоровывозящими компаниями, выбрав самые привлекательные цены, или делать это, например, через ТСЖ. За отсутствие такого договора, к примеру, в Московской области, по местному кодексу об административных нарушениях физлица могут поплатиться пятью тысячами рублей, а садовое товарищество в целом — 300 тысячами.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен и подписывайтесь на наш канал в Telegram

Источник

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Дмитрий Парчук
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

Число пострадавших при взрыве в Керчи выросло до 73

Ещё один человек был госпитализирован после взрыва и стрельбы в керченском политехническом…