Главная В стране и мире В гостях у Штирлица побывал корреспондент «Парламентской газеты»

В гостях у Штирлица побывал корреспондент «Парламентской газеты»

5 second read
0
0
0

45 лет назад завершилась работа над фильмом «Семнадцать мгновений весны»

В гостях у Штирлица побывал корреспондент «Парламентской газеты»

Без него не было бы Дня Победы. Ну или, вернее, без него праздник Дня Победы был бы другим — пусть штандартенфюрер СС Макс Отто фон Штирлиц и является вымышленным персонажем. Ну, помните же: «Они думают, если я не провалился за эти двадцать лет, значит, я всесилен. Хорошо бы мне стать заместителем Гиммлера. Или вообще пробиться в фюреры. Хайль Штирлиц».

Вилла «Штирлиц»

Не могу себе представить эти майские дни без звенящих медалями ветеранов, цветущей сирени, ста грамм, да что там — поллитры водки за Победу и обязательно — фоном — «Семнадцати мгновений весны», когда ухо вдруг привычно, в тысячный раз улавливает голос Мюллера-Броневого: «Что это вас на эпитеты потянуло? С усталости? Оставьте эпитеты нашим партийным бонзам. Мы, сыщики, должны мыслить существительными и глаголами: он встретился, она сказала, он передал». Примерно так же — существительными да глаголами — выражаются современные журналисты…

В гостях у Штирлица побывал корреспондент «Парламентской газеты» Хранитель музея художник Андрей Елисеев открывает двери в историю жизни знаменитого писателя. Фото: ПГ/Александр Мащенко

Кстати, впервые знаменитый фильм должен был выйти на экраны ровно 45 лет назад, в 1973-м году, перед Днем Победы, но премьеру отложили по политическим соображениям — аккурат в те дни Леонид Ильич Брежнев посещал ФРГ. В итоге первую серию картины зрители увидели 11 августа того же 1973 года. А на следующий день мне исполнилось четыре года…

Узкий, длинный и опасный, как змея, серпантин вьется круто вверх, в крымские горы. Надо все время сигналить, потому что сверху, из-за крутого поворота, может спускаться другая машина. Потом, если успеешь затормозить, осторожно сдаешь назад в поисках места, где можно разъехаться.

Писатель Юлиан Семенов — человек, который придумал Штирлица — гонял здесь сначала на своем желтом «Вольво», а потом на оранжевых «Жигулях». Яркая была личность.

Наконец, добрались. Указатель на густо увитом яркой крымской зеленью двухэтажном особнячке гласит: «Вилла «Штирлиц» — так в шутку называл свой дом сам классик. Нам открывает хранитель музея художник Андрей Елисеев. «Семенов приобрел этот домик в горах над Мухалаткой в 1983 году, а до этого часто и подолгу жил и работал в домах творчества писателей в Ялте и Коктебеле», — рассказывает Андрей.

Пойдем вверх!

С начала восьмидесятых Семенов проводил в Крыму времени больше, чем в Москве. Встал вопрос о приобретении жилья на полуострове. Для этого нужно было получить разрешение всесильных советских «органов». «Ни один человек в Союзе не имел права иметь собственность в союзной республике. Живешь в РСФСР, значит, дом в Крыму купить не можешь. А уж если купил, то изволь отдать государству московскую квартиру и прописаться на Украине. Папа же, мечтая о даче под Ялтой, совсем не хотел терять жилья в Москве. В конечном итоге он стал первым и, думаю, последним человеком, добившимся двойной прописки», — вспоминала о том времени младшая дочь писателя, создательница музея на вилле «Штирлиц» Ольга Семенова.

Выбирать дом вместе с писателем ездил Лев Дуров — тот самый, что сыграл в «Семнадцати мгновениях» агента Клауса. Актер вспоминал: «И вот мы въезжаем в Мухалатку, образно говоря, на руины бывшего дома. Продавец руин, по лицу давно и сильно пьющий мужчина, просто счастлив был избавиться от своей недвижимости. Он с радостью подписывает бумаги, а подошедшие представители местной власти тоже ставят свои подписи. При этом последние говорят: «Только, товарищ Семенов, вы знаете… Вы должны придерживаться параметров вот этого… вот этих… Этой руины. Вы не имеете права расширяться».

«Хорошо, пойдем вверх!», — отвечает Семенов.

Вверх! — это громко сказано. В конце концов писателю удалось надстроить низенький второй этаж, который «по бумагам» был оформлен как… книгохранилище.

Во дворе «высокогорной виллы» и сейчас растут посаженные когда-то Семеновым пальмы, кипарис и вьющийся виноград. Писатель специально забрался так высоко в том числе и для того, чтобы спрятаться подальше от суеты и работать. Но до конца воплотить этот замысел ему не удалось. В доме часто бывали знаменитости тех лет: Никита Михалков, Андрей Миронов, Рина Зеленая, Фаина Раневская, Марина Влади, Алла Пугачева.

Советский Хемингуэй

В кухне — многочисленные фотографии Эрнеста Хемингуэя — любимого писателя Юлиана Семенова. Классики переписывались, но встретиться им так и не довелось. Семенов впервые попал на Кубу уже после смерти Хэма, познакомился там с прототипом главного героя повести «Старик и море» Грегорио Фуэнтесом, сходил на рыбалку. На стене висит трофей — нос пойманной Семеновым на Кубе меч-рыбы.

Писал Юлиан Семенов, конечно, совсем иначе и совсем о другом, а вот жил, мне кажется, как раз «а ля Хэм». Да что там, они даже внешне похожи — большие добрые бородачи.

С одной стороны, Семенов пользовался в Союзе большим уважением властей. Доказательством — дипломы на подоконнике у рабочего стола за подписью сразу двух председателей КГБ, Виктора Чебрикова и Юрия Андропова, с одинаковой формулировкой: «За создание ярких высокоидейных произведений литературы и кино о чекистах и пограничниках».

В гостях у Штирлица побывал корреспондент «Парламентской газеты» Главный рабочий инструмент Юлиана Семенова пишущая машинка «Ундервуд», на которой были написаны романы и повести «Приказано выжить», «Экспансия», «Аукцион», «Отчаяние», «Версии», «Репортер» и другие. Фото: ПГ/Александр Мащенко

С другой, инстинктивно советские вожди чувствовали, что Семенов — «чужой». Он даже поселился в месте, можно сказать, прямо противоположном тому, где жили партийные начальники. Те — внизу, у моря, на государственных дачах в Мухалатке. Семенов — формально в том же селе, но высоко в горах, по другую сторону южнобережного шоссе. Ад всегда располагается внизу, а рай — вверху.

В соседней с кухней комнате — фотографии героев произведений Семенова — нацистских преступников, с которыми он встречался лично. Любимчик Гитлера Отто Скорцени, прославившийся тем, что спас из заключения свергнутого Муссолини. Юлиан Семенов стал первым репортером, которому удалось взять у Скорцени интервью. Обергруппенфюрер СС Карл Вольф — один из героев «Семнадцати мгновений». Рейхсминистр вооружений и военного производства Альберт Шпеер.

На столе — главный рабочий инструмент Семенова, пишущая машинка «Ундервуд», перед ней несколько экземпляров созданной писателем газеты «Совершенно секретно». Еще один музейный экспонат — обломок сбитого американского самолета из Вьетнама. Семенов в качестве военного корреспондента побывал во многих горячих точках — Вьетнаме, Лаосе, Анголе, Афганистане, Никарагуа.

У каждого мгновенья свой резон

На втором этаже — в том самом «книгохранилище» — стандартные советские книжные полки. Точно такие же висели в детстве у меня в комнате. В левом верхнем углу — несколько томов из полного собрания сочинений Ленина. Над ними лежит книжечка «Чекисты». Аристотель, Стендаль, Олдридж, Набоков. «Хемингуэй в Испании» на английском языке. Еще несколько книг на немецком. Карта с предположительным местом расположения «Янтарной комнаты» в районе Кенигсберга, которую пытался отыскать писатель.

Интервью Семенова с заголовком «Вернуть национальное достояние» и подзаголовком «Только с Украины нацисты вывезли 330 тысяч произведений культуры». Знал бы Юлиан Семенович, кто сейчас у власти на этой самой Украине. Еще одно интервью: «Нельзя жить вне политики». Это точно…

Афиши спектаклей и фильмов. «Майор Вихрь», «Петровка, 38», «Огарева, 6», «Противостояние». Фото «Юлиан Семенов в поисках нацистских преступников в Южной Америке в 70-е годы прошлого века». Многие не знают, но история Штирлица не заканчивается с последними титрами «Семнадцати мгновений».  Справка На вилле «Штирлиц» Юлиан Семенов написал романы и повести «Приказано выжить», «Экспансия», «Аукцион», «Отчаяние», «Версии», «Репортер» и другие.

В общей сложности, Штирлиц является действующим лицом 14 книг Юлиана Семенова. После войны самый знаменитый литературный герой Семенова попадает в Южную Америку, где, вместе с американцем Полом Роумэном, разоблачает конспиративную нацистскую организацию «ОДЕССА», которой руководил бежавший от расплаты Мюллер. Потом сотрудники МГБ арестовывают самого Штирлица. Он выходит из тюрьмы только смерти Берии и устраивается на работу в Институт истории, где пишет диссертацию «Национал-социализм, неофашизм; модификации тоталитаризма». Ознакомившись с текстом этой работы, секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов рекомендует присвоить Штирлицу учёную степень доктора наук без защиты, а рукопись изъять, передав в спецхран…

Мемориальный дом-музей Юлиана Семенова в Мухалатке был открыт его младшей дочерью Ольгой в 2000 году.Большую часть времени Ольга живет в Париже, однако каждый год обязательно приезжает в Крым. Ее ближайший визит намечен на 19 мая, когда она должна открыть в Херсонесе выставку памяти отца.

Среди экспонатов музея в Мухалатке есть патефон, на нем лежит пластинка Микаэла Таривердиева с музыкой из кинофильма «Семнадцать мгновений весны». У меня в ушах начинают звучать слова Роберта Рождественского «У каждого мгновенья свой резон, Свои колокола, своя отметина. Мгновенья раздают: кому — позор, Кому — бесславье, а кому — бессмертие».

И Юлиану Семенову, и Штирлицу они раздали бессмертие.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Источник

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Дмитрий Парчук
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

В Госдуму пригласили глав Минтруда, Минздрава и Ростуризма

В весеннюю сессию в Госдуме заслушают доклады главы Минздрава Вероники Скворцовой, главы М…